next up previous contents
След.: Борьба с преступлениями, совершаемыми Выше: Ответственность и основание ответственности Пред.: Ответственность и основание ответственности   Содержание

Вопрос о значении опьянения в уголовном законодательстве дореволюционной России и современных капиталистических стран

Состояние опьянения в уголовном законодательстве дореволюционной России не признавалось обстоятельством, освобождающим от ответственности за совершенное преступление. Согласно ст. 43 Воинского Устава Петра I: «когда кто пьян напьется и в пьянстве своем зло решит, тогда тот не токмо чтобы в том извинения получил, но по вине вящею жестокостью наказуем имеет быть»79.

Свод законов 1834 года (ст. 113) гласит: «Всякий совершивший деяние в состоянии опьянения признается виновным». Причем уже в этом Своде проводилось различие между деянием, неумышленно совершенным в пьяном состоянии, когда опьянение, хотя и не служило оправданием подсудимого, но не влияло на смягчение наказания, и деянием умышленным, совершенным в пьяном виде, когда опьянение, наоборот, усиливало ответственность80.

Статья 106 Уложения 1845 года содержала специальное положение о влиянии простого опьянения на ответственность и различала опьянение намеренное и ненамеренное. Под намеренным опьянением здесь подразумевались случаи, когда лицо привело себя в состояние опьянения с намерением совершить преступление. Совершение деяния в состоянии намеренного опьянения влекло за собой высшую меру наказания, предусмотренную за это деяние81.

В самой этой статье ничего не говорилось о степени опьянения. Однако Сенат в своих решениях указал, что опьянение, приведшее даже в состояние беспамятства, не только не устраняет вменяемость, но и не может быть признано основанием к смягчению наказания.

В отношении ненамеренного опьянения в ч. II ст. 106 Уложения только указывалось, что мера наказания назначается по другим сопровождающим преступление обстоятельствам. Следовательно, в преступлениях, совершенных в состоянии ненамеренного опьянения, факт опьянения не может ни усилить наказания, ни уменьшить его82.

Но в Особенной части Уложения не раз нарушается этот принцип, и в целом ряде ее норм опьянение признается обстоятельством, смягчающим ответственность. При этом смягчение допускается не только в степени, но даже в виде и роде наказания. Это имеет место в главах «О богохулении и порицании веры» (ст. ст. 180 и 182), «О оскорблении святыни и нарушении церковного благочиния» (ст. ст. 211, 215 и 217), «О святотатстве, раскрытии могил и ограблении мертвых тел» (ст. 234), «О преступлениях против священной Особы Государя Императора и Членов Императорского Дома» (ст. ст. 246, 248) и «О оскорблении и явном неуважении к присутственным членам и чиновникам при отправлении должности» (ст. ст. 276, 282 и 286).

Устав о наказаниях совсем не упоминал об опьянении. Мировые судьи в этих случаях должны были руководствоваться Уложением83. Воинский уголовный устав также не упоминает об опьянении.

Такой подход к вопросу об уголовной ответственности за преступление, совершенное в состоянии опьянения, обусловлен тем, что царское правительство было заинтересовано в алкоголизации населения по соображениям политического и экономического характера и стремилось завуалировать эту заинтересованность видимостью борьбы с алкоголизмом. Интересам господствующего класса не отвечали лишь некоторые последствия, вытекающие из пьянства, связанные с посягательством на благополучие эксплуататоров и на установленный государством порядок управления.

Уголовное законодательство современных капиталистических государств не отличается единообразием в решении вопросов об условиях ответственности лиц, совершивших общественно опасное деяние в состоянии опьянения.

Уголовные кодексы отдельных стран признают лицо, совершившее уголовно наказуемое деяние в состоянии опьянения, вменяемым и ответственным за содеянное.

Так, в ст. 92 Итальянского УК 1930 года говорится, что «опьянение, наступившее не случайно и не вследствие непреодолимой силы, не исключает и не уменьшает вменяемости». Наоборот, опьянение может явиться обстоятельством, отягчающим вину и повышающим ответственность, если субъект умышленно потребляет спиртные напитки с целью подготовить себе оправдание за совершенное (ч. 1 ст. 92 УК) или оно было привычным его состоянием (ст. 94 УК)84.

В Финском УК (ч. II § 4) указывается, что опьянение, вызванное по вине самого лица, совершившего преступное деяние, не может рассматриваться как основание для снижения наказания. Брюнольф Хонкасало, однако, считает, что закон не препятствует тому, чтобы признавалось основанием, исключающим наказуемость, такое состояние опьянения, которое, вызвало полную невменяемость. Но он тут же указывает, что на практике поводом вынесения оправдательного приговора служит только патологическоое опьянение и то лишь в редких случаях85.

Таким образом, опьянение и по финскому уголовному праву не признается обстоятельством, исключающим вменяемость.

Опьянение не освобождало от ответственности, а наоборот, долгое время признавалось обстоятельством, усиливающим ее, также и в английском праве86. В действующем уголовном праве Англии состояние опьянения иногда может служить основанием для того, чтобы исключить наличие особого намерения, требующегося составом преступления (например, намерения лица, вторгшегося в чужой дом, совершить там преступление). По этим же основаниям состояние опьянения послужило поводом для освобождения задержанных лиц от ответственности по ряду дел. Так, в суде Мальборо пьяный, подозреваемый в краже пальто, освобожден от ответственности по тем мотивам, что он это мог сделать в состоянии глубокого опьянения, не имея цели кражи. Однако во всех случаях английское законодательство не ставит под вопрос уголовную ответственность за преступление, совершенное в состоянии опьянения. При этом не имеет значения, в состоянии ли пьяный сознавать действительное значение и противоправный характер своих действий или нет87.

В Примерном уголовном кодексе (США), разработанном Институтом американского права, в разделе «Общие принципы ответственности» имеется специальная статья (2.08) под названием «Опьянение». Первые три пункта этой статьи свидетельствуют о том, что уголовное законодательство США не признает опьянение смягчающим либо отягчающим вину обстоятельством за исключениями, предусмотренными п. 4 настоящей статьи:

«1. Опьянение, не вызванное самим деятелем или патологическое, а также опьянение деятеля не является основанием для защиты, если оно не исключает какой-либо из элементов посягательства.

2. Если деятель, в силу вызванного им самим опьянения не сознает риска, который он, будь трезв, сознавал бы, такое отсутствие сознания не имеет значения в случаях, когда опрометчивость образует какой-либо из элементов посягательства.

3. Опьянение само по себе не является психическим заболеванием...»88.

Общим для законодательства всех этих стран является то, что преступление, совершенное в состоянии опьянения, карается по той норме закона, которой предусмотрено это деяние.

В ряде стран лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии глубокого опьянения, может быть признано невменяемым, если оно не сознавало наказуемый характер своих действий и не отдавало себе отчета в них. Субъект может быть признан частично невменяемым, если не полностью сознавал характер своих действий и не в полной мере отдавал о них себе отчет.

Прежде всего, в этих странах наказуемо приведение себя в состояние опьянения с намерением совершить преступление. Подобные деяния известны в теории уголовного права как actio liberae in causa, т. е. действия, свободные в своей причине89, или как деяния, «где преступный результат хотя и был учинен в момент, когда виновный не отдавал отчета в своих действиях и не мог руководить своими поступками, тем не менее преступный результат все же был обусловлен виновным действием субъекта, совершенным до того, когда субъект находился в таком состоянии»90. Как правило, такие случаи наказываются по закону, которым предусмотрено совершенное деяние.

Так ст. ст. 10 и 11 Швейцарского УК 1937 года устанавливают условия невменяемости и уменьшенной вменяемости. А в ст. 12 изложено «исключение» из этих правил, которое гласит: «Постановления статей 10 и 11 не применяются, если обвиняемый сам вызвал тяжкое изменение и расстройство сознания с намерением совершить преступное деяние»91. В этом «исключении» нет никаких указаний относительно лиц, совершивших преступление в состоянии ненамеренного опьянения. Стало быть, последние не составляют исключения из правил ст. ст. 10 и 11 УК Швейцарии, т. е. они также могут быть признаны невменяемыми или уменьшенно вменяемыми в зависимости от степени изменения или расстройства сознания во время совершения преступления92.

Состояние опьянения признается обстоятельством, устраняющим или уменьшающим вменяемость по законодательству Австрии и ряда других стран.

Условия признания невменяемости в Австрийском УК предусмотрены в § 2. Как указывает профессор Ф. Новаковский, § 2 (Уголовного кодекса) в качестве случаев невменяемости приводит то, что «лицо полностью лишено способности пользоваться рассудком (литера «а») ... что оно совершило деяние в состоянии полного опьянения, вызванного не с целью совершения преступления, или в состоянии иного душевного расстройства, вследствие которого оно не отдавало себе отчета в своих действиях (литера «с»)»93.

Но за приведение себя в состояние полного опьянения с целью совершения преступления и по Австрийскому УК предусмотрена уголовная ответственность. За actio liberae in causa ответственность предусмотрена и тогда, когда лицо, будучи во вменяемом состоянии и действуя виновно, «создает причину того, что в невменяемом состоянии, даже если такое состояние возникло помимо его воли, он осуществляет правонарушение, соответствующее составу преступления»94. Иными словами, ответственность как за умышленно содеянное наступает и в случаях, когда лицо в состоянии ненамеренного (случайного) полного опьянения совершает деяние, связанное с мотивами, сформированными им еще в трезвом рассудке. В тех странах, в которых, как указано выше, установлена ответственность за actio liberae in causa, одновременно с этим наказуемо также совершение общественно опасного деяния в состоянии полного опьянения, наступившего случайно, но по вине самого субъекта. За деяние, совершенное в состоянии случайного полного опьянения, лицо несет ответственность не по нормам закона, которыми предусмотрено совершенное общественно опасное деяние, а по специальным нормам.

Так, ст. 263 Швейцарского УК предусматривает случаи совершения преступления или проступков в состоянии невменяемости вследствие опьянения или отравления, возникших по собственной вине. Это деяние карается тюремным заключением на срок не более шести месяцев или штрафом»95.

Более того, ст. 59 союзного закона 15 марта 1932 г. об автомобильном и велосипедном транспорте карает за управление автомобилем в нетрезвом состоянии, т. е. «ставит под угрозу наказания уже самое создание состояния опасности независимо от возможного причинения вреда»96.

Деликт, совершенный в состоянии полного опьянения, вызванного по собственной вине, предусмотрен также австрийским законодательством. В § 523 Австрийского УК говорится о наказании лиц, которые с умыслом или по неосторожности путем употребления опьяняющего средства приводят себя в состояние, исключающее вменяемость, и в этом состоянии совершают действия, содержащие все признаки преступления или проступка97.

В уголовном кодексе Австрии имеются специальные статьи, предусматривающие наказание лиц, приведших себя в состояние опьянения, не исключающего вменяемость, которым предстояла деятельность, требовавшая профессиональной трезвости (имеются в виду, в частности, водители автомашин). Так § 337 карает за создание или увеличение опасности для жизни, здоровья или телесной неприкосновенности людей98.

Кодексы отдельных стран не делают особого изъятия из общего правила об условиях признания невменяемости и уменьшенной вменяемости при рассмотрении состояния опьянения. Вопрос об ответственности лиц, совершивших деяние в нетрезвом виде, решается ими в зависимости от степени опьянения и связанного с ним изменения психики. В этих странах возможно признание невменяемыми или уменьшение вменяемыми лиц, совершивших деяние в состоянии опьянения, и, соответственно, исключение или смягчение их вины за содеянное. В то же время в законодательстве этих стран нет норм, карающих специально за приведение себя в состояние невменяемости.

Яркой иллюстрацией этому может служить датское законодательство. Опьянение в соответствии с § 18 УК Дании не является обстоятельством, исключающим наказуемость деяния, кроме случаев, когда лицо действовало в бессознательно пьяном состоянии99. Стало быть, полное опьянение (физиологическое) все-таки исключает наказуемость совершенного в этом состоянии преступления. Правда, как указывает Франц Маркус, в судебной практике обычно отсутствие сознания признается только в исключительных случаях100.

Как умышленное, так и неумышленное приведение себя в невменяемое состояние рассматривается датским уголовным законодательством лишь как деликт создания опасности. Так, по § 138 УК Дании карается лицо, умышленно или по грубой небрежности приведшее себя в состояние опьянения, если при этом подвергаются опасности другие лица или значительные материальные ценности101.

Состояние опьянения по УК Дании иногда может быть признано даже смягчающим вину обстоятельством. В частности, § 85 исключительным основанием для обязательного смягчения наказания признает совершение деяния в состоянии нарушенного психического равновесия, вызванного сильным душевным волнением или какими-либо исключительными обстоятельствами. К числу последних может быть отнесено состояние опьянения, не исключающее сознания. Смягчение наказания при этом может быть применено только в том случае, если лицо не было уже однажды признано виновным в совершении подобного деяния или деликта создания опасности, а также если имеются другие смягчающие вину обстоятельства102.

Таким образом, в решении вопроса о значении состояния опьянения в уголовном праве буржуазных стран отчетливо различаются три основных направления.

В одних странах опьянение не является основанием, исключающим вменяемость, и отягчающим вину обстоятельством.

Законодательство других стран признает наказуемость деяния, совершенного в состоянии неполного опьянения либо в состоянии намеренного опьянения.

Лица, совершившие деяние в состоянии полного опьянения, в этих странах признаются невменяемыми и не ответственными за него, но они подвергаются наказанию за приведение себя в это невменяемое состояние. Наконец, в третьей группе стран наказуемы деяния, совершенные в состоянии только неполного опьянения. Полное же опьянение, намеренное или ненамеренное, признается состоянием, исключающим вменяемость, а следовательно, и наказание за содеянное. В этих странах не установлена также ответственность за приведение себя в бессознательное пьяное состояние.

Во всех уголовных кодексах капиталистических стран признается наказуемым приведение себя в состояние опьянения, если это угрожало безопасности жизни, здоровья или имущества людей.

Различные варианты решения вопроса о наказуемости за деяния, совершенные в состоянии опьянения, имеют общие черты и специфические особенности.

Общим здесь является принцип наказуемости за подобные деяния. Эта общая черта выражает единую линию буржуазных государств в алкогольной политике, своеобразие которой заключается в том, что она отражает противоречивость самой политики капиталистических государств в данной области. С одной стороны, эксплуататорские классы, как мы показали выше, способствуют распространению алкоголя, а с другой -- стремятся различными уголовно-правовыми мерами оградить общество и преже всего интересы и благополучие господствующих классов от отдельных нежелательных последствий алкоголизма.

Общность алкогольной политики капиталистических стран обусловлена единством коренных интересов буржуазии.

Нельзя не отметить, что буржуазия и буржуазные государства при разработке уголовного законодательства, в том числе норм, предусматривающих наказание за деяния, совершенные в состоянии опьянения, используют результаты научных исследований, проводимых в различных странах капиталистического мира. Это также способствует наличию общих черт в различных вариантах решения вопроса о вменяемости и наказуемости за деяния, совершенные в состоянии опьянения.

Специфические же особенности в уголовном законодательстве капиталистических стран по этому вопросу выражают своеобразие конкретных условий распространения алкоголизма и борьбы против преступлений, связанных с ним.



Примечание

... быть»79
Проблемы судебной психиатрии, сб. IX. М., с. 374; см. также: Таганцев Н. С. Лекции по русскому уголовному праву, часть Общая, вып. II. СПб, 1886, с. 506.
... ответственность80
Таганцев Н. С. Указ. работа, с. 506.
... деяние81
Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 года. Издано Н. С. Таганцевым. СПб, 1906.
... его82
См.: Таганцев Н. С. Указ. работа, с. 500.
... Уложением83
См. там же, с. 500.
... УК)84
См.: Итальянский УК 1930 г. М., 1941, с. 24.
... случаях85
См.: Брюнольф Хонкасало. Финское уголовное право.-- В кн.: Современное зарубежное уголовное право, т. II. М., 1958, с. 82--83.
... праве86
См.: Полянский Н. Н. Уголовное право и уголовный суд в Англии. М., 1969, с. 82.
... нет87
См.: Грюнхут, Английское уголовное право.-- В кн.: Современное зарубежное уголовное право, т. III. M., 1961, с. 277--278.
... заболеванием...»88
Примерный уголовный кодекс (США). М., 1969, с. 59.
... причине89
См.: Утевский Б. С. Вина в советском уголовном праве. М., 1950, с. 239--240.
... состоянии»90
Уголовное право. Общая часть. М., 1948, с. 322--323.
... деяние»91
См.: Швейцарский уголовный кодекс 1937 г. М., 1947. Профессор Ганс Феликс Пфениингер из Цюриха в этой связи пишет: «Согласно ст. 12 УК не признается наличие невменяемости, ни уменьшенной вменяемости в тех случаях, когда сам виновный вызвал тяжелое расстройство или повреждение своего сознания с намерением совершить в этом состоянии уголовно наказуемое действие».-- Современное зарубежное уголовное право. Т. II. М., 1959, с. 321.
... преступления92
«Таким образом,-- пишет Г. Ф. Пфеннингер,-- состояния, влекущие уменьшенную вменяемость, не обязательно должны быть болезненными состояниями; сюда подойдут также действия, совершенные в состоянии сильного душевного волнения, или временного опьянения, или полового возбуждения» (там же).
... «с»)»93
Фридрих Новаковский. Австрийское уголовное право -- В кн.: Современное зарубежное уголовное право, т. III. M., 1961, с. 622.
... преступления»94
Там же, с. 623.
... штрафом»95
См.: Швейцарский уголовный кодекс 1937 г.
... вреда»96
Пфеннингер Г. Ф. Швейцарское уголовное право.-- В кн.: Современное зарубежное уголовное право, т. II, с. 321.
... проступка97
См.: Фридрих Новаковский. Австрийское уголовное право.-- В кн.: Современное зарубежное уголовное право, т. II, с. 734--735. Австрийское уголовное право различает преступления, проступки и нарушения. Преступления могут быть совершены только с умыслом и влекут по закону наказание тюрьмой. Проступки и нарушения могут быть совершены и по неосторожности и различаются между собой только в процессуальном отношении: первые рассматриваются судебными палатами первой инстанции (судами земель или окружными судами), а вторые -- районными судами. В материально-правовом отношении между проступками и нарушениями нет различий (см. там же, с. 594--595 и Tegel H. Alkogol und Strafrecht Kriminalistik, 1970, № 8, s. 419--420).
... людей98
См. там же, с. 661.
... состоянии99
См.: Маркус Ф. Уголовное право Дании--В кн.; Современное зарубежное уголовное право, т. 1. М., 1957, с. 138.
... случаях100
См. там же.
... ценности101
См.: Маркус Ф. Указ. работа, с. 203.
... обстоятельства102
См. там же, с. 176--477.

next up previous contents
След.: Борьба с преступлениями, совершаемыми Выше: Ответственность и основание ответственности Пред.: Ответственность и основание ответственности   Содержание

Ivan Ivanov 2008-01-27