next up previous contents
След.: Меры борьбы с преступлениями, Выше: Ответственность и основание ответственности Пред.: Проблема обоснования ответственности за   Содержание

Институт ответственности за преступления, совершенные в состоянии опьянения

Если строго исходить из незыблемого принципа советского права: «без вины нет ответственности», то лицо, совершившее общественно опасное действие в состоянии опьянения, не во всех случаях виновно и, следовательно, ответственно за содеянное им. На наш взгляд, невозможно обосновать вину таких лиц, которые ни по объективным свойствам совершения деяния, ни по субъективным свойствам своей личности не могут быть отнесены ни к одной из указанных категорий лиц, сознательно и виновно приведших себя в опьянение. Часто преступление совершается в силу стечения не предвиденных (и непредвидимых) ими обстоятельств, возникших в результате ненамеренного полного их опьянения.

Известна, например, чрезмерная подражательность пьяных, являющаяся следствием резкого понижения их интеллекта в связи с опьянением. Лица, находящиеся в состоянии сильного опьянения, оказавшись в среде опасных преступников, могут совершенно безотчетно содействовать преступным действиям последних. Нередко преступники специально спаивают «новичков» для вовлечения их в свои преступные операции. Следствие того же «пьяного слабоумия» -- легкая внушаемость пьяных, которые часто становятся бессознательными исполнителями чужой воли.

Лица, опьяневшие при обстоятельствах, исключающих возможность предвидения ими последствий своего опьянения, и совершившие затем общественно опасные действия, направляемые волей третьих лиц, объективно общественно опасны, но субъективно не виновны. Ответственность за деяние, совершенное лицом, которое в силу возрастных и других обстоятельств не знало и не могло заранее знать ни о возможных криминальных последствиях опьянения, ни о характере реакции своего организма на действие алкоголя, нельзя обосновать только общественной опасностью результатов содеянного.

Аналогичным должен быть подход и к оценке бездействия или неосторожности, причинивших предусмотренный законом вредный результат, если они были допущены лицом, которое потеряло способность к вменению до возникновения его обязанности быть осмотрительным в данный момент.

Во всех указанных выше случаях ни в момент приведения себя в опьянение, ни в момент совершения деяния субъект не имеет виновного отношения к последствиям своего поведения. Во-первых, если субъект в момент совершения общественно опасного деяния находится в состоянии полного опьянения, он не может ни отдавать себе отчета в своих действиях, ни руководить ими. Во-вторых, приводя себя в это состояние, он не может предвидеть последствий опьянения.

Действующая практика, признавая подобных лиц ответственными за совершенное и квалифицируя их деяние по той же норме закона, которая предусматривает аналогичные деяния в обычных условиях, фактически допускает принцип объективного вменения. Оправдывая такую практику, отдельные правоведы пытаются доказать, что ст. 12 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик якобы допускает отступление от принципа виновности, предусмотренного ст. 3 тех же Основ. Так, В. Г. Смирнов пишет, что в ст. 12 Основ «определяются особые основания ответственности, отличные по субъективным моментам от оснований ответственности, установленных в ст. 3 Основ». Он считает, что последовательное проведение принципа виновной ответственности приведет к полной безнаказанности всех лиц, совершивших преступления в состоянии полного опьянения. «Если же установить наказуемость этих деяний, -- пишет В. Г. Смирнов,-- то это должно быть сделано не в соответствии с основаниями, названными в ст. 3 Основ, а в порядке исключения из них. Именно этим задачам и служит норма, содержащаяся в ст. 12 Основ». По мнению В. Г. Смирнова, такое нарушение принципа виновной ответственности является вполне целесообразным и служит «удовлетворению моральных требований социалистического общества»217.

Для того чтобы избежать ,в этом вопросе отступления от принципа вины, необходимо внести изменения в конструкцию ответственности лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения218. На наш взгляд, следует дифференцировать ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии полного и неполного опьянения. Представляется целесообразным также в самом законе указать о перенесении основания ответственности лиц, совершивших деяние в состоянии полного опьянения, к моменту приведения ими себя в это состояние.

При этом мы оговариваемся, что ст. 12 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик в принципе совершенно правильно решает вопрос об ответственности за преступление, совершенное в состоянии опьянения. Ни один преступник не должен избежать законной ответственности за содеянное на том только основании, что общественно опасное деяние совершено им в состоянии опьянения. Но положение указанной нормы закона (ст. 12 Основ) необходимо не просто воспроизвести в законодательстве союзных республик, как это имеет место ныне, а развить и дополнить указанием конкретной конструкции этой ответственности.

Основание ответственности и принцип квалификации преступлений, совершенных в состоянии неполного и полного намеренного опьянения, а также лицами, опьянение которых безусловно сопряжено с общественно опасными последствиями, как правило, верно определяются судебной практикой, но не нашли соответствующего отражения в действующем законодательстве.

В этой связи ст. 12 Основ, воспроизведенная в ст. 12 Общей части УК РСФСР и других союзных республик, на наш взгляд, нуждается в дополнении второй частью, содержащей условия ответственности за деяния, совершаемые в состоянии опьянения. Эту вторую часть можно было бы сформулировать следующим образом: «Ответственность опьяневшего лица наступает по той статье настоящего УК, по которой предусмотрено совершенное им деяние:

если опьянением это лицо не было лишено способности отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими;

если оно привело себя в состояние опьянения с намерением совершить преступление;

если оно является особо опасным рецидивистом или лицом, обязанным и имевшим возможность до опьянения предвидеть общественно опасный характер последствий своего опьянения».

Во всех остальных случаях лица, совершившие преступление в состоянии полного опьянения, подлежат ответственности по специальной норме, которая должна быть введена в Особенную часть УК примерно в следующей редакции:

«Совершение общественно опасных действий в результате приведения себя в состояние сильного опьянения, когда лицо не могло отдавать себе отчета в своих действиях или руководить ими, наказывается исправительными работами на срок до одного года или лишением свободы на срок до пяти лет.

Если в состоянии сильного опьянения совершено деяние, относящееся к числу тяжких преступлений, перечисленных в ст. 7$ ^1$ настоящего УК, виновный подлежит наказанию в пределах санкции статьи УК, предусматривающей совершенное им деяние».

Предлагаемая конструкция ответственности за преступления, совершенные в состоянии полного опьянения, на наш взгляд, имеет ряд преимуществ перед действующей219.

Выступив против нашего предложения о дополнении ст. 12 Основ второй частью, А. А. Габиани признает нецелесообразным также введение в Особенную часть УК союзных республик специальной нормы, устанавливающей уголовную ответственность за все совершенные в состоянии полного опьянения преступления. Он считает «принципиально неверным заранее определять и указывать в законе исчерпывающий перечень тех случаев, в которых лица виновны и ответственны за свои совершенные в состоянии полного опьянения, уголовно наказуемые деяния». А. А. Габиани пишет, что «вопрос о том, виновно или нет лицо в совершении определенного общественно опасного деяния в состоянии полного опьянения, должен решаться в каждом конкретном случае судом на основании материалов уголовного дела»220.

Предлагаемый нами новый специальный состав преступления под страхом уголовной ответственности возлагает на каждого гражданина правовую обязанность не приводить себя в сильное опьянение, которое законодателем признано заведомо общественно опасным состоянием. С введением такого специального предписания уголовного закона ответственность всех лиц, совершивших правонарушение в состоянии глубокого опьянения, получит исчерпывающе полное юридическое обоснование, которое раньше не всегда можно было установить,-- сознательное нарушение запрета приводить себя в состояние, заведомо опасное с точки зрения уголовного закона.

Введение в практику предлагаемой нами конструкции ответственности за преступления, совершенные в состоянии опьянения, вопреки опасениям некоторых авторов, ни в коем случае не приведет «к ослаблению борьбы с преступлениями, вызываемыми алкоголем»221. Напротив, подобное решение вопроса может способствовать усилению борьбы не только с преступлениями, совершенными на почве пьянства, но и с причиной таких преступлений -- самим алкоголизмом. Ведь борьбу с преступлениями, связанными с алкоголизмом, нельзя сводить только к наказанию самих преступников. Огромное значение в этом деле имеет и профилактика, предупреждение их путем перенесения центра тяжести борьбы на момент приведения преступником себя в состояние опьянения. Предлагаемая нами норма закона, безусловно, может дать значительный профилактический эффект.



Примечание

... общества»217
Смирнов В. Г. Основания уголовной ответственности и наказания за преступления, совершенные в состоянии опьянения.-- Вестник ЛГУ, серия экономики, философии и права, 1964, № 11, с. 134--135.
... опьянения218
Подобные мнения высказывались в нашей литературе и другими авторами. Н. С. Лейкина предлагала выделить в самостоятельный состав приведение себя в состояние глубокого опьянения, в котором могло быть совершено общественно опасное деяние (См.: Вестник Ленинградского университета, № 11, вып. 2. Л., 1958, с. 120--121). Обоснованность предложения Н. С. Лейкиной признает А. Б. Сахаров, но он считает, что указанное обоснование вины одинаково возможно как при конструкции ответственности, предлагаемой Н. С. Лейкиной, так и при существующем решении вопроса (См.: Сахаров А. Б. Указ. работа, с. 225).
... действующей219
Данная точка зрения уже высказывалась нами в одной из статей, опубликованной в 1963 году (См.: Труды Института философии и права Академии наук Казахской ССР.-- Вопросы уголовного права и процесса. Алма-Ата, 1963).
... дела»220
См.: Габиани А. А. Указ. работа, с. 87--90.
... алкоголем»221
См.: Касаткин Ю. П. К изучению конкретных причин, вызывающих преступления. Ученые записки Таджикского государственного университета, т. XI, вып. IV. Душанбе, 1956, с. 139.


Ivan Ivanov 2008-01-27