next up previous contents
След.: Степень опьянения как обстоятельство, Выше: Меры борьбы с преступлениями, Пред.: Индивидуализация ответственности и наказания   Содержание

Психическое отношение лица к факту опьянения и индивидуализация ответственности за деяние, совершенное на этой почве

Исходя из психического отношения субъекта к факту своего опьянения обычно различают вынужденное, случайное, намеренное и сознательное опьянение.

Вынужденное опьянение имеет место тогда, когда лицо напоили по принуждению, против воли. Опьянение, возникшее при этих условиях, по действующему советскому законодательству не освобождает лицо от уголовной ответственности за содеянное, но оно, безусловно, является основанием для смягчения наказания. Это суждение основано на положении закона, который в числе обстоятельств, смягчающих ответственность, указывает также на «совершение преступления под влиянием угрозы или принуждения либо в силу материальной или иной зависимости» (п. 3 ст. 33 Основ и п. 3 ст. 38 УК РСФСР).

Поскольку виновное опьянение признается основанием ответственности только в деяниях, явившихся исключительно следствием сильного опьянения, постольку указанное положение закона о смягчающем значении принуждения должно распространяться только на случаи вынужденного полного опьянения232.

В случаях, когда принуждение к опьянению преследовало цели вовлечения пьяного в преступную деятельность, это обстоятельство должно быть признано как отягчающее вину принуждающего лица, безусловно ответственного за это преступление.

Но если такое принуждение применено в отношении несовершеннолетнего, принуждающее лицо, даже не преследовавшее преступной цели, несет уголовную ответственность по специальной норме (ст. 210 УК РСФСР и соответствующие статьи УК других республик), предусматривающей вовлечение несовершеннолетнего в пьянство. В соответствии с п. 3 постановления Пленума Верховного Суда СССР № 8 от 12 сентября 1969 г. «О судебной практике по делам о вовлечении несовершеннолетних в преступную и иную антиобщественную деятельность» одно только распитие спиртных напитков с несовершеннолетним в целях облегчения склонения его к совершению преступления должно рассматриваться как способ вовлечения несовершеннолетнего в преступную деятельность, и оно учитывается при назначении наказания как отягчающее вину обстоятельство.

Для самого же несовершеннолетнего состояние опьянения может выступать как смягчающее ответственность обстоятельство. «Если опытные преступники,-- пишет Н. С. Лейкина,-- довели подростка до состояния опьянения и потом вовлекли в совершение преступления, нельзя состояние опьянения у несовершеннолетнего признать отягчающим обстоятельством»233.

Принуждение -- более интенсивная (стало быть и более общественно опасная) форма оказания своего влияния, чем подстрекательство, поэтому оно должно учитываться в качестве обстоятельства, отягчающего ответственность лица, применившего его в отношении несовершеннолетнего.

Опьянение случайное (добровольное) имеет место, когда лицо без всякой преступной цели, по собственной воле вызвало такое состояние, а затем совершило преступление.

Само по себе это состояние по действующему законодательству не признается обстоятельством, освобождающим субъекта от уголовной ответственности, и, как правило, не смягчает ответственности. Но оно может иногда приобрести значение либо отягчающего, либо смягчающего вину обстоятельства лишь в связи с теми или иными особенностями деяния и личности правонарушителя, которые в каждом конкретном случае должны быть учтены при определении меры наказания.

Поскольку преступления, совершенные в состоянии опьянения, действующим законодательством наказываются так же, как и совершенные в трезвом состоянии, судебная практика совершенно правильно исходит из того, что за эти деяния мера наказания назначается по другим сопровождающим преступление обстоятельствам, не исключая и тех, которые созданы и самим фактом опьянения.

Большинство умышленных преступлений против личности, совершаемых в состоянии случайного опьянения, связано с алкогольным расстройством интеллектуальной, волевой и, особенно, аффективной сфер психики. Следствием этого является особая низменность преступных замыслов и безрассудная жестокость их осуществления, проявляемые очень часто пьяными преступниками. Такие особенности преступного поведения, если они имели место, безусловно, должны получить соответствующую оценку как обстоятельства, резко повышающие общественную опасность деяния и степень вины пьяного преступника234.

В этой связи состояние опьянения, хотя непосредственно само по себе и не влияет на квалификацию деяния, но может обусловить возникновение таких обстоятельств, которые так или иначе должны учитываться не только при определении меры наказания, но и при квалификации деяния.

Так, хулиганство, сопряженное с сопротивлением представителю власти или общественности, законом и судебной практикой признается злостным и квалифицируется по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР, даже когда указанные выше квалифицирующие обстоятельства этого деяния явились исключительно следствием непреднамеренного опьянения и связанного с ним алкогольного расстройства соответствующих сфер психики; также рассматривается как совершенное при отягчающих обстоятельствах и квалифицируется по п. «б» ст. 102 УК РСФСР умышленное убийство, совершенное в состоянии пьяного буйства и озорства, хотя бы указанные побуждения и обусловливались исключительно фактом опьянения.

Лишь иногда случайное опьянение может иметь значение смягчающего ответственность обстоятельства. Судебная практика, в частности, допускает смягчение ответственности, когда преступление совершено на почве опьянения лицом, которое по молодости и неопытности или в силу других обстоятельств не знало и не могло знать о возможных криминальных последствиях опьянения и о характере реакции своего организма на действие алкоголя.

Так, народным судом студент А. приговорен к 5 годам лишения свободы по ч. 2 ст. 200 УК Казахской ССР. Впервые употребив спиртные напитки по случаю исполнения ему 18 лет, он в сильной степени опьянения завязал драку, нанес ножевое ранение П. Коллегия по уголовным делам областного суда, снизив первоначально назначенную осужденному меру наказания до двух лет лишения свободы, в основном сослалась на молодость и на его прежний безупречный образ жизни. Ясно, что эта формулировка подразумевала прежде всего неопытность и неискушенность подсудимого в отрицательных последствиях употребления алкоголя.

Под намеренным опьянением понимается такое опьянение, в которое субъект приводит себя с целью либо решиться на совершение преступления, либо впоследствии сослаться на это состояние как на обстоятельство, оправдывающее совершенное деяние.

В законодательстве дореволюционной России (ст. 106 Уложения 1845 года) прямо предписывалось в случаях приведения себя в состояние опьянения с намерением совершить преступление назначать высшую меру наказания, предусмотренную за это преступление.

В связи с этим в литературе говорилось о нецелесообразности обязательного увеличения наказания за намеренное опьянение. В качестве довода в пользу такого мнения указывалось, что «если взять двух преступников, из которых один выполнил задуманное преступление совершенно спокойно, без всяких колебаний, а другой для того, чтобы решиться на преступление, должен был искусственно подогреть себя, трудно сказать, который из них представляется более опасным для общества»235.

Действующее уголовное законодательство не знает деления опьянения на намеренное и ненамеренное. Но теория и судебная практика намеренное опьянение рассматривают как обстоятельство, указывающее на форму и характер вины лица, совершившего преступление в состоянии опьянения.

Факт намеренного опьянения, в частности, свидетельствует о наличии у виновного прямого умысла на совершение преступления. Кроме того, это же обстоятельство обычно выражает большую обдуманность совершенного преступления и зрелость умысла лица.

Степень вины субъекта, а следовательно, и степень общественной опасности деяния зависят (наряду с другими обстоятельствами) также от формы и характера вины236. Поэтому преступление, совершенное в состоянии намеренного опьянения (с прямым умыслом), всегда является более общественно опасным, чем преступление, совершенное при иных обстоятельствах (с косвенным умыслом или по неосторожности).

Следует согласиться с А. Д. Соловьевым, который пишет: «Степень вины лица иногда может зависеть от большей или меньшей обдуманности преступления. Большая обдуманность преступления, проведение определенной подготовительной деятельности к его совершению, зрелость умысла свидетельствуют о большей полноте и. отчетливости сознания вредного результата совершаемого преступления, обусловливая тем самым и большую степень вины данного лица, а вместе с тем и большую степень его общественной опасности, что влечет за собой применение более сурового наказания по сравнению с наказанием, применяемым за преступление, совершенное с меньшей обдуманностью или по внезапно возникшему умыслу»237.

Таким образом, намеренное опьянение является обстоятельством, свидетельствующим о большей степени общественной опасности совершенного деяния и лица, совершившего его, и должно влечь повышенную меру наказания.

При опьянении сознательном (виновном) субъект приводит себя в состояние опьянения без специальной цели совершить преступление, но при таких обстоятельствах, когда он мог и должен был предвидеть или предвидел, что опьянев, может совершить общественно опасное деяние. Это имеет место в случаях, когда в глубокое опьянение приводит себя особо опасный рецидивист или лицо, имеющее заведомую склонность, привычку к пьяному буйству, а также лица, обязанные соблюдать трезвость в связи с выполнением соответствующей профессиональной, служебной или иной обязанности.

Сознательное (виновное) опьянение, если в этом состоянии совершено общественно опасное деяние, при определении меры наказания должно учитываться как отягчающее вину обстоятельство. Характер и объем предвидения лицом последствий своего сознательного опьянения мало чем отличается от такого же предвидения при намеренном опьянении. В том и в другом случае субъект предвидит преступные последствия, однако для намеренно опьяневшего они являются заранее предусмотренной целью, а для сознательно опьяневшего наступление этих последствий нежелательно.

Лица, сознательно приводящие себя в заведомо общественно опасное состояние, отчетливо сознают возможность наступления вредных последствий своего опьянения и все же напиваются пьяными, как бы соглашаясь заранее с такими последствиями. «Большая полнота и отчетливость отражения совершаемого преступления в сознании преступника, а также большой объем предвидения или объем возможности предвидения общественно опасных последствий свидетельствуют и о большей степени его общественной опасности»238.

Лица, совершающие неосторожные общественно опасные действия или бездействия на почве пьянства, всегда более опасны, чем лица, совершившие те же деяния в трезвом виде. Скажем, водитель автомашины, который совершил наезд на человека, будучи в нетрезвом состоянии за рулем, представляет значительно большую общественную опасность, чем другой водитель, совершивший аналогичный факт в трезвом виде: в первом случае, кроме конкретного нарушения правил движения, имеет место сознательное нарушение запрета приводить себя в нетрезвое состояние на время исполнения служебно-профессиональных обязанностей.

Общественная опасность лица, которое ради удовлетворения своей страсти к опьянению готово на все и даже заведомо решается посягать на интересы общественной безопасности, безусловно, должна быть высокой.

Состояние сознательного опьянения при совершении преступления признается как отягчающее вину обстоятельство и действующим советским уголовным законодательством, и судебной практикой.

Преступления, совершенные в состоянии опьянения особо опасными рецидивистами и лицами, склонными к пьяному буйству, рассматриваются как совершенные при отягчающих вину обстоятельствах с учетом индивидуальных свойств личности этих категорий преступников. При этом психическое отношение их к факту своего опьянения также входит в характеристику общественной опасности их личности.



Примечание

... опьянения232
Исключения из этого положения можно иногда делать в отношении пьяного бездействия и пьяной небрежности, которые проявляются в поведении опьяневшего очень часто помимо его воли и на более ранних стадиях опьянения.
... обстоятельством»233
Лейкина Н. С. Указ. работа, с. 112.
... преступника234
А. Д. Соловьев указывает: «Преступления, совершенные в состоянии опьянения или в связи с пьянством, как правило, вызываются низменными побуждениями и нередко отличаются жестокостью и цинизмом. Поэтому теория права и судебная практика с полным основанием стоят на такой точке зрения, что лица, совершившие преступление в состоянии опьянения, не могут рассчитывать на смягчение ответственности, а должны нести ее по всей строгости закона» (Соловьев А. Д. Указ. работа, с. 161).
... общества»235
Таганцев Н. С. Лекции по русскому уголовному праву. Часть Общая, вып. II, с. 499.
... вины236
«Степень вины лица,-- пишет А. А. Пионтковский,-- зависит от формы субъективной стороны состава преступления... Характер субъективной стороны совершенного преступления оказывает определяющее влияние на меру общественной опасности преступного деяния и степень вины лица, его совершившего» (Пионтковский А. А. Учение о преступлении, с. 400--401).
... умыслу»237
Соловьев А. Д. Указ. работа, с. 99--100. Подобное мнение высказано также И. Н. Карпецом в кн. Индивидуализация наказания, с. 55.
... опасности»238
Соловьев А. Д. Указ. соч., с. 97.


Ivan Ivanov 2008-01-27