next up previous contents
След.: Общественная опасность личности виновного Выше: Меры борьбы с преступлениями, Пред.: Психическое отношение лица к   Содержание

Степень опьянения как обстоятельство, влияющее на меру ответственности за деяния, совершенные на почве пьянства

В соответствии с действующими Основами уголовного законодательства состояние опьянения само по себе не исключает ответственности за содеянное. Поэтому смягчающее ответственность значение этого состояния (если таковое имело место) может быть учтено только в исключительных случаях, когда опьянение является полным, т. е. когда субъект фактически не имеет возможности отдавать отчет в своих действиях или руководить ими. Когда мы говорим о смягчающем значении вынужденного опьянения или опьянения лица, по молодости и неопытности недостаточно знакомого с действием алкоголя, всегда имеется в виду степень полного опьянения виновного.

Если опьянение приобретает значение отягчающего ответственность обстоятельства, то не имеет значения степень этого состояния. Факт намеренности опьянения, например, всегда является отягчающим ответственность обстоятельством независимо от того, насколько сильно опьянело лицо, совершившее в связи с этим преступление.

Степень опьянения сама по себе не влияет на меру ответственности также в случаях, когда это состояние приобретает отягчающее ответственность значение только опосредствованно, через преломление в поступках виновного. Так, влияние опьянения на характер действия (цинизм, особая жестокость и т. п.) или мотивы (хулиганские, низменные и др.) имеет значение отягчающего ответственность обстоятельства, независимо от степени этого состояния.

Но в деяниях, в состав которых опьянение включено как самостоятельный правонарушительный акт, степень этого опьянения всегда влияет на меру ответственности. Для того чтобы установить, насколько степень опьянения оказывает влияние на меру ответственности, необходимо выяснить, во-первых, что следует понимать под состоянием опьянения, а во-вторых, о какой степени идет речь в деяниях, в составах которых опьянение предусмотрено как самостоятельный праионарушительный акт.

Понятие «пьяный» в теории и практике толкуется по-разному. Как указывает И. В. Стрельчук, «опьяневшим следует считать лицо, принявшее алкоголь в таком количестве, которое вызывает комплекс кратковременных нарушений высшей нервной деятельности различной интенсивности, изменяющих нормальные реакции на окружающую внешнюю среду, вследствие чего возникает известная опасность как для самого опьяневшего, так и для окружающих»239.

А. М. Рапопорт склонен всякое лицо, сколько-нибудь употребившее алкоголь, относить к разряду пьяных. Он считает, что такие функции, как волевой самоконтроль, правильность и быстрота суждения и реагирования на внешние раздражители, внимание, точность восприятий (зрительно-световых, слуховых и пр.), «страдают и при самых легких, внешне как бы неуловимых состояниях опьянения»240.

Употребление алкоголя в любой малой дозе не может отрицательно влиять на состояние виновного. Мало того, алкоголь (правда, в незначительном количестве) может присутствовать в организме и как продукт физиологического обмена веществ. Для того чтобы проявились те или иные вредные последствия, должно быть употреблено такое количество алкоголя, которое способно внести соответствующие (временные) изменения в функциональное состояние организма.

Несомненно, (существует известная граница количественного минимума потребления алкоголя, превышение которого вызывает то, что мы называем нетрезвым состоянием. Употребление (алкоголя в пределах такого количественного минимума не может вызвать в организме сколько-нибудь заметных психомоторных нарушений, стало быть, и не приводит к каким-либо серьезным последствиям.

В этой связи представляет определенный интерес попытка исследователей некоторых стран установить закономерность между концентрацией алкоголя в крови и степенью опьянения.

Так, В. Пуховским (Польша) разработана схема, показывающая динамику понижения способности водителей к вождению механического транспорта в зависимости от повышения концентрации алкоголя в крови. Исследования проводились по микрометоду Видмарка241.

Концентрация Состояние способности
алкоголя водителя
в крови
0--0,01% водитель трезв
0,01-0,02% водитель пил алкоголь, но это не выражается
в нарушениях центральной нервной системы,
способных обусловить несчастный случай
0,02--0,05% некоторые из водителей представляют
опасность
0,05--0,1% все водители представляют опасность
0,1-0,2% безусловно опасны
свыше 0,2% абсолютно неспособны к вождению машин

Судебная практика и законодательство ряда стран установили максимальную степень опьянения, находясь в которой каждый водитель представляет угрозу для общественной безопасности.

В некоторых государствах законодательствами установлена допустимая доза алкоголя в крови водителей. Так, в Англии, Бельгии она составляет 0,8 г/л, в Швейцарии -- 0,5 г/л. В Западной Германии эта доза была принята в размере 1,3 г/л, однако сейчас она снижена до 0,8 г/л.

В соответствии с «законом о поведении в состоянии опьянения» от 15 апреля 1958 г. в Бельгии подвергается наказанию водитель, у которого в крови установлено содержание алкоголя более чем в 1,5 промилле. Этим законом также констатируется, что способность вождения машины у большей части водителей утрачивается, начиная с 1 промилле содержания алкоголя в крови242.

В законодательстве ряда стран встречается форма диспозиции закона, дающая количественное определение понятия «нетрезвого состояния», наказуемого в некоторых предусмотренных уголовной нормой случаях. Это в основном связано с вождением машин в нетрезвом состоянии (независимо от последствий).

Например, в соответствии с английским законодательством при концентрации алкоголя в крови водителя свыше 0,8 г/л устанавливается штраф в размере 100 фунтов стерлингов или виновный подвергается тюремному заключению сроком на четыре месяца с одновременным лишением водительских прав на один год243.

Вопрос о введении подобного количественного определения понятия «нетрезвого состояния», в котором запрещено управлять машинами, ставился и обсуждался и в некоторых других странах.

Однако количественное критерии определения понятия «нетрезвое состояние» недостаточно учитывают особенности реакции каждого организма на алкоголь. Кроме того, существующие биохимические методы определения концентрации алкоголя в организме имеют недостатки, связанные с их технической сложностью (Видмарка, Гансена, Кионки) или малой специфичностью химической реакции (Богена, Попова, Рапопорта, Мохова, Шинкаренко)244.

Большинство ученых пришло к выводу, что при одной и той же концентрации алкоголя в крови субъективное и объективное состояние испытуемого может быть различным. Это зависит от того, устанавливается ли данная концентрация в фазе резорбции или в фазе выделения яда245.

Уголовное законодательство в нашей стране, признавая преступным тот или иной случай появления пьяного лица на производстве, не употребляет какого-либо количественного перила определения степени опьянения, подлежащего наказанию. Вместо этого в диспозициях уголовного закона применяются различные терминологические характеристики, соответствующие различным степеням опьянения, и таким (путем суду даются более или менее определенные критерии.

В частности, в Уголовных кодексах союзных республик употребляются термины «в пьяном виде», «в состоянии опьянения», «в нетрезвом состоянии» (ст. ст. 12, 208, 217-1 УК Казахской ССР). Применение различных терминов в законодательстве не случайно. Этим законодатель по-разному определяет состояние лиц, употребляющих алкоголь, чтобы охарактеризовать неодинаковую степень изменения психики и внешнего поведения субъектов, находящихся под влиянием алкоголя.

Термин «в пьяном виде» характеризует ярко выраженное изменение психики и внешнего поведения лица, вызванное употреблением алкоголя.

В зависимости от изменения психики и внешнего поведения субъектов, алкогольное опьянение подразделяется на легкое, средней степени и тяжелое246. Влияние спиртных напитков на психику человека, как указывает И. М. Догель, «зависит от количества, крепости, чистоты этилового спирта, от известной примеси к нему других того же жирного ряда спиртов, от способа приема, от климатических данных и, наконец, от индивидуальности человеческого организма»247.

Состояние субъекта, употребившего алкоголь в малой дозе, нельзя назвать трезвым, ибо он обязательно впадает в состояние опьянения. «С точки зрения физиологии, экспериментальной психологии, -- пишет по этому поводу А. М. Рапопорт,-- нетрезвым является всякое лицо, принявшее даже малые количества алкоголя, так как уже от 15--20 мл чистого алкоголя страдают высшие психические функции, как это доказано многочисленными исследованиями»248. Поэтому, когда в законодательстве встречается выражение «в нетрезвом состоянии», очевидно, имеется в виду употребление даже самого незначительного количества алкоголя, которое вызывает у человека «внешне как бы неуловимое состояние опьянения». Значит, понятие «нетрезвый» охватывает все степени опьянения, включая и легкую, а понятие «пьяный» -- среднюю и тяжелую степени.

Таким образом, в основах деяний, для которых само опьянение является наказуемым состоянием, в частности «появление в пьяном виде во взрывоопасных цехах» (ст. 208 УК Казахской ССР), имеется в виду более или менее глубокое, внешне вполне заметное на вид состояние опьянения. В других же составах, например «управление транспортными средствами в состоянии опьянения» (ст. 217-1 УК Казахской ССР), идет речь не о любой, а о средней или тяжелой степени опьянения.

Однако в обоих случаях налицо формальный состав, т. е. наказуем сам факт появления в пьяном виде во взрывоопасных цехах и управления транспортом в состоянии опьянения независимо от того, наступили вредные последствия или нет.

Вождение транспортных средств в нетрезвом состоянии до 1968 года признавалось уголовно наказуемым только в случаях наступления предусмотренных законом вредных последствий. Сам факт опьянения водителя или иного допущенного им нарушения правил движения не влек уголовного наказания, если это не вызвало или причинно не обусловило наступление вредных последствий.

Определяющим в данном случае являлось не столько правонарушение, сколько его последствия: важно было не то, много или мало выпил виновный, а то, к чему это привело. В связи с этим законодатель фактически предусматривал уголовное наказание не за ту или иную степень опьянения водителя, а за само употребление им алкоголя, если это повлекло упомянутые в законе тяжкие последствия.

Практика, однако, показала, что есть необходимость признать уголовно наказуемым управление транспортными средствами в пьяном виде независимо от того, наступили вредные последствия или нет. Поэтому Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «Об усилении административной ответственности за нарушение правил пользования транспортными средствами» от 19 июня 1968 г. дополнил УК РСФСР ст. 211$ ^1$ , предусматривающей уголовное наказание за повторное управление транспортным средством в состоянии опьянения.

28 июня 1968 г. аналогичный Указ был принят Президиумом Верховного Совета Казахской ССР, а УК республики дополнен ст. 217-1 в следующей редакции: «Управление автомототранспортным или городским электротранспортным средством, трактором дли иной самоходной машиной в состоянии опьянения лицом, лишенным водительских прав за такое нарушение, или управление указанными транспортными средствами в состоянии опьянения лицом, не имеющим водительских прав, к которому в течение года была применена мера административного взыскания за такое нарушение,-- наказывается лишением свободы на срок до одного года, или исправительными работами на тот же срок, или штрафом до 100 руб. с лишением права управлять транспортными средствами на срок до пяти лет».

Между тем, в юридической литературе указывается на то, что органы ГАИ не всегда эффективно используют предоставленные им права, не учитывают индивидуальных качеств водителя, степень его опьянения.

Б. Л. Зотов, в частности, отмечает: «Органы ГАИ еще недостаточно часто пользуются предоставленным правом направлять водителей на медицинское освидетельствование для решения вопроса о фактической пригодности управлять машиной. Лишение прав управления на основании заключения медицинского учреждения вплоть до выздоровления (в зависимости от состояния здоровья) не должно рассматриваться «ак административное наказание. Ведь не вызывает сомнения тот факт, что человек, потерявший зрение, не может быть водителем. Точно так же должно рассматриваться и лицо, систематически злоупотребляющее алкоголем. Лишение права управлять машиной на неопределенный срок вплоть до выздоровления будет иметь очень важное профилактическое значение, особенно в отношении алкоголиков»249.

От степени опьянения зависит степень реальной опасности этого состояния: чем глубже опьянение, тем реальнее его угроза для производственной и общественной безопасности. Особенно по делам о транспортных преступлениях она может и должна (быть учтена как обстоятельство, влияющее на определение меры наказания лицу, виновному в подобного рода деяниях. Степень опьянения лица, виновного в появлении в пьяном виде во взрывоопасных цехах, является обстоятельством, непосредственно отражающимся на общественной опасности совершенного деяния. При оценке виновности лица, управляющего транспортом в нетрезвом состоянии, степень опьянения может иметь значение как обстоятельство, оказывающее влияние на степень вины лица, а значит, и на степень общественной опасности деяния в целом.

Управление транспортным средством в состоянии хотя бы и незначительного опьянения, повлекшее тяжкие последствия, наказуемо уголовным законодательством всех союзных республик. Следует учесть, что поскольку УК РСФСР, УССР, БССР, Таджикской ССР и Туркменской ССР признают отягчающим ответственность обстоятельством совершение в состоянии опьянения преступления, связанного с использованием источника повышенной опасности, а УК Эстонской ССР и Литовской ССР -- преступления, связанные с исполнением профессиональных или служебных обязанностей, то вождение машин в состоянии опьянения само по себе в этих республиках должно рассматриваться всегда как отягчающее ответственность обстоятельство.

Судебная практика рассматривает степень опьянения как обстоятельство, безусловно влияющее на меру наказания по делам о транспортных преступлениях.

Например, гражданин Ш. приговором народного суда осужден к двум годам лишения свободы по ст. 217 УК Казахской ССР за то, что, управляя автомашиной «Москвич» в нетрезвом состоянии, нарушил правила движения и совершил наезд на гражданку Л., причинив ей телесные повреждения средней тяжести. Областной суд изменил указанный приговор по мотивам отсутствия особо тяжких последствий имевшего место несчастного случая и снизил меру наказания, до одного года исправительных работ. Однако Коллегия по уголовным делам Верховного суда республики отменила определение областного суда за мягкостью назначенной Ш. меры наказания и дело передала на новое кассационное рассмотрение, мотивировав свое определение тем, что хотя причиненные последствия несчастного случая и не особенно тяжкие, но Ш. управлял автомашиной в сильно опьяненном состоянии и, не оказав потерпевшей необходимой помощи, скрылся, что свидетельствует о повышенной степени опасности личности виновного.

Состояние опьянения водителя непосредственно угрожает безопасности движения, проявляясь обычно через то или иное конкретное нарушение правил безопасности движения. Характерно, что природа конкретных нарушений правил движения, совершенных на почве опьянения, качественно отличается от природы тех же нарушений, допущенных трезвым водителем: первые более общественно опасны, чем вторые.

В подобного рода деяниях опьянение образует такие психофизические факторы нарушения правил безопасности движения, как общая психическая дезориентированноеть, различного рода двигательные расстройства и др. При оценке общественной опасности совершенного деяния, наряду с тяжестью причиненных последствий, необходимо учитывать также то, что водитель употребляет спиртные напитки, предвидя возможные последствия и до некоторой степени заранее соглашаясь с ними. Кроме того, опьянение, даже незначительное, порождает эйфорическое состояние, в котором у лица появляются такие мотивы нарушения правил езды на транспорте, как лихачество, излишняя самоуверенность.

Поэтому состояние опьянения, как правило, является отягчающим ответственность обстоятельством в деяниях, связанных с использованием источников повышенной опасности250.

Вождение машин в нетрезвом состоянии представляет общественную опасность и как нарушение правил движения, и как причина, предпосылка нарушений, угрожающих самыми разнообразными и серьезными последствиями для безопасности движения. Состояние опьянения нельзя рассматривать как одну из разновидностей нарушений правил безопасности движения, поскольку оно на деле является злостным нарушением трудовой дисциплины и профессиональных обязанностей, которое всегда осложнено заведомо общественно опасными последствиями. Этот вид нарушения совершается водителем всегда умышленно, а к его возможным тяжким последствиям он относится всегда с косвенным умыслом. Степень вины водителя за управление машиной в нетрезвом состоянии, в отличие от прочих видов нарушений правил движения, должна устанавливаться в зависимости от степени реальности угрозы его для безопасности движения. За критерий определения степени реальности такой угрозы должна приниматься степень опьянения лица, управляющего машиной в состоянии опьянения: чем сильнее степень его опьянения, тем реальнее угроза для безопасности движения.

Несмотря на неуклонный рост автопарка и связанный с ним резкий рост плотности транспортных единиц по дорогам и улицам городов, статистика преступности на автомобильном транспорте имеет четкую тенденцию постепенного снижения. Так, по республике динамика численности осужденных за преступления, связанные с нарушением правил движения на автотранспорте, если за исходную базу сравнения взять данные 1971 года, в процентах характеризуется следующими показателями:

1971 г. -- 100% 1975 г. -- 101,2%
1972 г. -- 97,0% 1976 г. -- 96,4%
1973 г. -- 93,8% 1977 г. -- 97,6%
1974 г. -- 101,2% 1978 г. -- 97,6%

В результате активизации профилактики «пьянства за рулем», усиления практики применения общественных и административно-правовых средств борьбы с ним сокращаются и случаи привлечения к уголовной ответственности за управление транспортными средствами в состоянии опьянения (против каждого предыдущего года по республике):

в 1977 г. на 15,8%

в 1978 г. на 25,9%

Однако по сравнению с резким убыванием количества других форм нарушений правил движения, «пьянство за рулем» как фактор этих правонарушений снижается медленно.

Еще встречаются отдельные случаи распространения пьянства среди водительского состава автохозяйств, низкая трудовая и производственная дисциплина на предприятиях. Изучение практики вынесения судами частных определений по устранению причин и условий, способствовавших совершению дорожно-транспортных происшествий по делам данной категории, свидетельствует, что большинство из этих преступлений происходит в результате бесконтрольности и прямого попустительства со стороны руководителей автохозяйств, предприятий и учреждений, а также других должностных лиц, ответственных за эксплуатацию транспортных средств. Иногда причиной автопроисшествия являются активные действия самих руководителей и должностных лиц, от которых водители находятся в служебной зависимости, например допуск пьяного водителя к управлению транспортом.

В связи с отмеченными фактами попустительства пьянству за рулем приобретает известную актуальность вопрос об ответственности фактических соучастников совершения автотранспортных преступлений на почве пьянства.

В судебной практике последнего времени не было единообразия в решении этого вопроса. Однако Верховный суд республики и до дополнения УК специальной нормой об ответственности за управление транспортом в состоянии опьянения ориентировал суды на то, что склонение находящегося за рулем водителя к пьянству, если в результате последовали авария или несчастный случай с людьми, должно квалифицироваться в зависимости от характера действий и личности лица, склонявшего водителя к пьянству. Особенно, если речь идет о тех, кто по своему служебному положению обязан не допускать нетрезвого водителя к управлению, а вместо этого сам склоняет последнего к пьянству, они подлежат уголовной ответственности как за грубое нарушение правил эксплуатации транспорта.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Казахской ССР отменила оправдательный приговор народного суда и определение судебной коллегии областного суда по делу завхоза Н., преданного суду за склонение водителя грузовой автомашины к употреблению спиртных напитков и вождению машины в нетрезвом состоянии. В своем определении Коллегия указала на то, что если находящегося за рулем водителя склонило к пьянству лицо, которому он подчинен по службе, такое должностное лицо несет ответственность по ст. 218 УК Казахской ССР за грубое нарушение правил эксплуатации транспорта.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 6 октября 1970 г. «О судебной практике по делам об автотранспортных преступлениях» за фактическое нарушение режима работы водителя, выразившееся в склонении его к совместному пьянству и понуждению к управлению машиной в пьяном состоянии лицом, от которого шофер был по службе зависим, и оно само обязано было следить за строгим соблюдением всех правил безопасности движения, последнее несет ответственность за грубое нарушение правил эксплуатации транспорта.

Сложнее обстоит дело, если находящегося за рулем водителя склонило к пьянству недолжностное лицо, которому тот не подчинен, и в результате наступили тяжкие последствия. Судебная практика в соответствии с указанием Пленума Верховного Суда СССР от 6 октября 1970 г. квалифицирует действия такого лица как соучастие в преступном нарушении правил вождения машин, т. е. по ст. ст. 17 и 217 УК Казахской ССР.

Так, приговорам областного суда на различные сроки лишения свободы осуждены Г., К. и М. Двое последних признаны виновными (по ст. ст. 17 и 217 УК Казахской ССР) в том, что во время вывозки хлеба на закрепленной за Г. автомашине ГАЗ-51 вовлекли последнего в совместное пьянство, в нарушение правил безопасности движения ехали в кабине вчетвером. В пути следования через открывшуюся дверь кабины сидевший с краю Л. выпал и от полученного ушиба скончался. Приговор Областного суда Коллегией по уголовным делам Верховного Суда республики, рассматривавшей это дело в кассационном порядке, признан правильным и оставлен без изменения.

Лица, склоняющие к совместному пьянству находящегося за рулем водителя, заведомо предвидят и сознают, что в дальнейшем, во время управления автомашиной пьяный шофер может совершить нарушение правил движения, создать угрозу безопасности движения. Эти лица к приведению водителя в состояние опьянения относятся с прямым умыслом, а к его непосредственному результату -- созданию угрозы безопасности движения -- с косвенным умыслом, т. е. они его не желают, но допускают. При этом как водитель, так и лица, склоняющие его к употреблению спиртных напитков, фактически едины в намерении совместно пьянствовать и молчаливо выражают согласие с тем, что машиной будет управлять пьяный водитель, который по своему состоянию не может не угрожать безопасности движения.

Однако в судебной практике встречаются факты, когда лица, склоняющие водителя к пьянству и участвовавшие вместе с ним в употреблении спиртных напитков, остаются безнаказанными. В одном из таких случаев «пьяный шофер наехал на толпу, стоявшую у трамвайной остановки. При этом двое погибли и несколько человек получили ранения и увечья. Наказан был один шофер, хотя установлено, что пил он в тот день не один и что его дружки-собутыльники даже в момент аварии находились с ним в автомашине. Отделались они легким испугом, ибо не нашлось в Уголовном кодексе для них статьи»251.

Конечно, не зная конкретных обстоятельств дела, трудно судить о степени виновности тех, кого автор статьи называет «дружками-собутыльниками» преступника. Однако если твердо установлено, что эти люди, заведомо зная о том, что водителю предстоит управление транспортным средством, все же склоняли его к употреблению спиртных напитков, что привело к тяжелым последствиям, то они не должны уйти от ответственности.

В связи с дополнением уголовных кодексов статьями, предусматривающими наказание за управление транспортными средствами в состоянии опьянения, необходимо привлекать к уголовной ответственности лиц, склоняющих к пьянству находящегося за рулем водителя как за соучастие в создании угрозы безопасности движения.

При этом не меньшая уголовная ответственность возлагается на должностных лиц, виновных в допуске пьяного водителя к управлению транспортом, если в результате этого создана серьезная угроза безопасности движения.

Поэтому ст. 218 УК Казахской ССР, на наш взгляд, нуждается в дополнении второй частью, предусматривающей ответственность руководителей автохозяйств, предприятий и учреждений, которым принадлежит автомототранспорт, допустивших к вождению лиц, заведомо находящихся в пьяном состоянии, исключающем возможность безопасного управления транспортом, если в результате этого была действительно создана реальная угроза безопасности движения.

В связи с введением в закон состава, карающего вождение машин в состоянии опьянения, угрожающем безопасности движения, актуальное значение приобретают вопросы судебно-медицинской экспертизы алкогольного опьянения.

В целях усиления «контроля трезвости» водителей машин важно дальнейшее усовершенствование методов первичной диагностики наличия алкоголя в организме, обеспечение всех государственных и общественных инспекторов индикаторными трубками системы Л. А. Мохова и И. П. Шинкаренко, изыскание и введение в практику более совершенных и современных автоматических устройств, фиксирующих факт нетрезвости водителя и др.

К сожалению, в этом деле еще встречаются некоторые недостатки: многие медицинские учреждения вместо актов установленной формы часто выдают справки без штампов и печатей, без указания даты и времени освидетельствования; нередко освидетельствование проводят не врачи, а фельдшера или медицинские сестры.

Медицинское обследование задержанного обычно производится врачами ближайших к месту происшествия учреждений, а в городах -- врачами скорой помощи или дежурным судебно-медицинским экспертом. Судебно-следственная практика по делам об автотранспортных преступлениях состоит из клинического обследования, качественных предварительных проб и биохимического исследования крови и мочи на количественное содержание алкоголя.

Таким образом, учитывая индивидуальные особенности реакции каждого организма на алкоголь, степень опьянения лица определяется на основании количественного и качественного методов. При исследовании трезвости учитывается также данные первоначального врачебного обследования нарушителя, занесенные в специальный протокол на месте задержания.



Примечание

... окружающих»239
Стрельчук И. В. Указ. работа, с. 7.
... опьянения»240
См.: Рапопорт А. М. Указ. работа, с. 27.
... Видмарка241
Карпинский З., Копчук Г. О некоторых проблемах алкоголизма в свете уголовного права и судебной медицины.-- ж. Pahstwo i prawo, 1955, № 12, с. 989.
... крови242
Северин-Карлос Версель. Некоторые вопросы борьбы с алкоголизмом в Бельгии. -- ж. Przegead Penitencjarny, 1965, № 2(6), Warszawa, s. 46--87.
... год243
См.: Боровский Б. Е. Условия безаварийной работы. Л., 1971, с. 243.
... Шинкаренко)244
См.: Рапопорт А. М. Указ. работа, с. 27.
... яда245
См.: Судебно-медицинская экспертиза. Справочник для юристов. М., 1980.
... тяжелое246
См.: Стрельчук И. В. Указ. работа, с. 47.
... организма»247
Догель И. М. Спиртные напитки, здоровье и нравственность. Казань, 1912, с. 136.
... исследованиями»248
Рапопорт А. М. Указ. работа, с. 20.
... алкоголиков»249
Зотов Б. Л. Расследование и предупреждение автотранспортных происшествий. М., 1972, с. 31--32.
... опасности250
Б. А. Куринов отмечает, что «нарушение правил движения, допущенное водителем, находящимся в нетрезвом состоянии, должно рассматриваться как злостное, грубое нарушение этих правил» (см.: Уголовная ответственность за нарушение правил движения на автотранспорте. М., 1957, с. 46). Это же подчеркивал и И. И. Горелик (см.: Вопросы уголовного права и процесса. Минск, 1958, с. 32).
... статьи»251
Известия, 1972, 27 июня.

next up previous contents
След.: Общественная опасность личности виновного Выше: Меры борьбы с преступлениями, Пред.: Психическое отношение лица к   Содержание

Ivan Ivanov 2008-01-27