next up previous contents
След.: Принудительные меры медицинского характера Выше: Меры борьбы с преступлениями, Пред.: Степень опьянения как обстоятельство,   Содержание

Общественная опасность личности виновного и индивидуализация ответственности лица, совершившего деяние на почве привычного пьянства или хронического алкоголизма

В случае, когда преступление совершает случайно опьяневшее лицо, говорят об индивидуализации наказания, когда же субъектом преступления признан вменяемый алкоголик, то ставится вопрос об индивидуализации мер воздействия к нему, т. е. о выборе как меры наказания, так и меры медико-воспитательного воздействия. Нами предпринята попытка дать оценку личности лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения для назначения индивидуального наказания.

Ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения, ничем по закону не отличается от ответственности лиц, действовавших в обычном трезвом состоянии. Поэтому индивидуальные особенности личности виновных и по делам рассматриваемой категории должны учитываться на общих основаниях как обстоятельства, смягчающие ответственность за содеянное, а в некоторых случаях и как обстоятельство, определяющее квалификацию их деяния.

Так, совершение преступления несовершеннолетними является одним из смягчающих обстоятельств (п. 7 ст. 38 УК РСФСР), а совершение преступления лицом, ранее совершившим какое-либо преступление, -- отягчающим ответственность обстоятельством (п. 1 ст. 39 УК РСФСР).

Ряд составов в законе сконструирован так, что совершение деяния повторно или особо опасным рецидивистом признается квалифицирующим деяние обстоятельством. Указанные положения закона, относящиеся к характеристике личности совершивших преступление лиц, должны учитываться и при рассмотрении деяний, совершенных в состоянии опьянения.

Например, изнасилование, совершенное лицом, ранее привлекавшимся к ответственности за подобное преступление, или особо опасным рецидивистом, квалифицируется судебной практикой по чч. 2 или 3 ст. 117 УК РСФСР, а умышленное убийство, совершенное лицами, уже отбывшими наказание за аналогичное деяние, -- по пп. «и» или «л» ст. 102 УК РСФСР независимо от того, совершено преступление в пьяном или трезвом состоянии.

При установлении критерия оценки факта совершения преступления в состоянии опьянения в соответствии с п. 10 ст. 34 Основ уголовного законодательства как обстоятельства, отягчающего ответственность виновного, имеет важное значение вопрос о характере и степени общественной опасности не только самих деяний этого рода, но и личности лиц, их совершающих.

Дело в том, что в деяниях, совершенных в обычных условиях трезвыми лицами, при оценке степени общественной опасности лица, вины и меры его ответственности в основном исходят из степени общественной опасности совершенного деяния, определяемой, как правило, тяжестью его вредных последствий. Другие признаки, характеризующие личность виновного (прошлая судимость, низменность мотивов его действий и др.), если они не влияют на квалификацию преступления, учитываются как дополнительные, после фактического «переноса» общественной опасности содеянного на личность виновного, на степень его вины.

Деяния же лиц, находящихся в состоянии опьянения, по своим структурным элементам, образующим их общественную опасность, имеют существенные особенности, отличающие их от деяний, совершенных трезвыми лицами: на первый план в данном случае выдвигаются личностные особенности лица, совершившего преступление в состоянии опьянения. Они в большей мере определяют общественную опасность совершенного и влияют на ее степень. Как нами уже указывалось, пьяный хулиган, насильник или рецидивист-убийца представляют гораздо большую опасность для окружающих, чем те же лица, совершившие те же деяния в обычных условиях. Деяния, совершенные в состоянии опьянения, по форме отличаются особой жестокостью, цинизмом и, как правило совершаются общественно опасным способом; по характеру они почти всегда безмотивные, импульсивные и самими преступниками почти неконтролируемые, а потому для окружающих повышенно опасные и трудно пресекаемые. Под влиянием растормаживающего влияния алкоголя на психику вовне проявляется вся общественно опасная сущность, антиобщественная направленность личности виновного. Чем выше опасность личности, тем опаснее ее объективное проявление в конкретном деянии, совершенном в состоянии опьянения.

«Учитывая влияние алкоголя на тенденцию к совершению разного рода насильственных посягательств на граждан, -- совершенно правильно писал А. С. Никифоров, -- нельзя не отдавать себе отчета в необходимости обращать внимание на это обстоятельство при оценке личности виновною, совершившего несколько насильственных преступлений. Склонность к употреблению спиртных напитков у лиц, совершивших несколько насильственных преступлений под влиянием алкоголя, должна быть признана обстоятельством, повышающим общественную опасность виновных»252.

Нередко особенности личности виновного, в частности его ответственное общественное или должностное положение, в преступлениях, совершенных в связи с пьянством, могут иметь значение обстоятельств, повышающих общественную опасность деяния. Например, деяния представителя власти, совершенные в состоянии опьянения, характеризуются, с одной стороны, повышенной опасностью, обусловленной несоответствием содеянного с его ответственным должностным положением, а с другой -- общественной значимости неправомерных поступков таких лиц, особенно если они связаны с исполнением своих служебных обязанностей.

В соответствии со ст. 34 Основ к обстоятельствам, отягчающим ответственность, относятся:

совершение преступления лицом, ранее судимым;

совершение преступления организованной группой; совершение преступления из корыстных или иных низменных побуждений;

причинение преступлением тяжелых последствий; совершение преступления в отношении малолетнего, престарелого или лица, находящегося в беспо-мощном состоянии;

подстрекательство несовершеннолетних к совершению преступления или привлечение несовершеннолетних к участию в преступлении;

совершение преступления с особой жестокостью или издевательством над потерпевшим;

совершение преступления с использованием условий общественного бездействия либо общеопасным способом.

Специального внимания заслуживает вопрос о том, какое значение имеет для определения меры наказания характеристика лица, признанного алкоголиком и совершившего преступление в состоянии опьянения, если содеянное является как бы логическим итогом всего его образа жизни.

Пьянство вне его конкретных антиобщественных проявлений по действующему законодательству не наказуемо. Если привычный пьяница, предаваясь систематическому пьянству, не совершает каких-либо конкретных антиобщественных поступков, нарушающих те или иные охраняемые законом общественные интересы, он фактически не несет за это никакой ответственности. Пьянство осуждается нравственными нормами советского общества. Законодатель исходя из принципов гуманизма считает, что к алкоголику целесообразно применение мер лечения, а не наказания.

В судебной практике, как правило, в отношении лиц, совершивших преступление в связи с привычным пьянством, применяется суровое наказание. При этом отягчающим ответственность фактором служит не само по себе пьянство этого лица, а то или иное проявление его на характере и степени опасности совершенного деяния и личности виновного.

На почве привычного пьянства совершаются хищения социалистического имущества, преступления против личной собственности, из корыстных побуждений, убийства, взяточничество и другие преступления, доставляющие лицу, злоупотребляющему спиртными напитками, средства на их приобретение; изнасилование и другие половые преступления как следствие деградации личности; хулиганство, сопротивление представителю власти и общественности, истязание, телесные повреждения и другие преступления, в основе которых лежат установки, специальные стереотипы, привычные формы проявления алкоголиком себя во время опьянения, фиксированные, выработанные им в процессе длительной практики. Совершение этих деяний алкоголиком вполне обоснованно признается практикой обстоятельством, отягчающим ответственность такого лица.

Основание для подобной юридической оценки действий алкоголиков -- низменность мотивов совершения преступления.

Обычные мотивы совершения корыстных и половых преступлений сами по себе низменны, но если преступник -- привычный пьяница, то низменность мотивов еще более усугубляется.

В основе низменных мотивов совершения преступления алкоголиками лежат порочные, противоестественные или извращенные потребности -- жажда к самоотравлению или извращенные влечения.

Например, И., некогда работавший кулинаром в одном из ресторанов, страдая хроническим алкоголизмом, потерял семью, постоянную работу, ночевал где придется, днем скитался по питейным заведениям и, оказывая мелкие услуги посетителям, получал от них в качестве подачки водку, еду. Впоследствии он совершил убийство и ограбление гражданина Т., который, угостив И. водкой, попросил проводить его домой. И. снял с убитого поношенный плащ и кирзовые сапоги, которые затем продал первому встречному за 25 руб. и купил водку, закуску.

Судебно-психиатрическая экспертиза признала И. вменяемым и ответственным за свои действия. Суд приговорил его к исключительной мере наказания. Отклоняя его жалобу на суровость приговора, коллегия по уголовным делам указала на особую низменность мотива и высокую степень опасности совершенного преступления.

Многие лица, страдающие той или иной формой алкоголизма, представляют общественную опасность в связи с особенностями своей личности. Некоторые категории привычных пьяниц, как было указано, при опьянении имеют склонность к общественно опасному реагированию на самые незначительные события или на некоторые известные ситуации, психически травмирующие их. Эти свойства у них не врожденные, они появляются и укореняются в процессе повседневного пьяного образа жизни, фиксируются как специальный стереотип, как ситуационно-действенная установка. Такие личностные особенности указанных категорий лиц, в случае совершения ими преступления на алкогольной почве, должны быть учтены как отягчающие ответственность обстоятельства.

Так, по делу осужденного У. его жена как потерпевшая показала, что он систематически пил и в состоянии опьянения избивал ее. За пьянство и избиение жены У. неоднократно привлекался к ответственности.

На производстве У. характеризовался отрицательно, часто менял место работы. Приговором народного суда У. осужден по ч. 1 ст. 200 УК Казахской ССР за то, что в состоянии опьянения он пришел на место работы жены и публично избил ее и тех, кто пытался ему препятствовать в этом. С учетом антиобщественного облика личности осужденного суд назначил ему максимальную меру наказания по той статье закона, согласно которой квалифицировано его деяние, -- один год лишения свободы.

Указанные выше особенности личности привычных пьяниц приобретают особую социальную опасность, если они проявляются в повторно, а то и в многократно совершаемых преступлениях. Суды, как правило, рассматривают подобного рода факты в качестве обстоятельства, квалифицирующего деяние.

Так, приговором выездной сессии областного суда за умышленное убийство гражданина П., совершенное в состоянии сильного опьянения, приговорен к исключительной мере наказания Я., который до этого дважды отбывал различные сроки наказания за убийства, совершенные им при аналогичных обстоятельствах.

Общественная опасность всякого совершившего преступление лица определяется прежде всего тяжестью совершенного им деяния, а также тем, «насколько совершенный антиобщественный поступок согласуется или, наоборот, расходится со всем строем данной личности, ее взглядами, тенденциями, идеалами и наклонностями»253.

Общественная опасность лиц, совершивших преступление на почве привычного пьянства, определяет не само по себе привычное пьянство как свойство личности, а то, насколько часто, как и в каких формах это отрицательное (иногда в форме болезни) свойство проявляется в общественно опасных проступках.

В этой связи прав А. С. Никифоров, который указывает, что «конкретная антиобщественная направленность действий виновного в свою очередь является выражением стойкости у виновного тех или иных отрицательных качеств. Стойкость этих качеств, не находя прямого отражения в юридической квалификации совершенных преступлений, является обстоятельством, которое, наряду с другими, имеет значение для выбора мер наказания в рамках установленных законом санкций»254.

Сказанное выше приобретает особое значение, если будет признана приемлемой предложенная нами конструкция ответственности пьяных за свои действия и в связи с этим в Особенную часть Уголовного кодекса Казахской ССР будет введена специальная статья, предусматривающая ответственность лиц, приведших себя в состояние глубокого опьянения, в котором затем совершено наказуемое деяние.

Установив, насколько совершенное в состоянии опьянения деяние характерно или чуждо данной личности, насколько оно соответствует или противоречит ее основным установкам, нетрудно определить принцип квалификации этого деяния. Если преступление совершено в состоянии глубокого опьянения лицом, на котором не лежала специальная обязанность предвидеть последствия своего опьянения и для которого данное опьянение является случайным эпизодом в жизни, должна идти речь о квалификации его деяния по предлагаемой нами специальной статье закона. По этому же принципу должен очерчиваться круг лиц, степень опьянения которых будет иметь значение для квалификации деяния и подлежит судебно-психиатрической констатации.



Примечание

... виновных»252
Никифоров А. Н. Общественно-правовая оценка совокупности преступлений (рукопись). М., 1957, с. 85.
... наклонностями»253
Сахаров А. Б. Указ. работа, с. 168--169.
... санкций»254
Никифоров А. С. Ответственность за совокупность преступлений.-- Сов. государство и право, 1961, № 5, с. 66.


Ivan Ivanov 2008-01-27